24-я подводная экспедиция. "Шнелльбот - курс на дно"

comments powered by HyperComments

"Как мы провели осень - или, как она провела нас!"

 

   ЭПРОН, Нептун-про, участники 24-й подводной экспедиции, на фоне моряНемецкий катер, найденный летом, не давал нам покоя. То, что корма принадлежит Тёнигенскому сто второму, мы установили точно. Но вот где нос с рубкой?! Было известно, что его какое-то время тащили на буксире. Но куда? Тут возникает несколько версий:

- пошли в Иван-Баба (там база)

- пошли в Керчь (ближе)

- пошли к берегу в р-н Волны, Благовещенки, Анапы (берег был ещё их и он ближе всего)

- шли по волне (а куда она била тогда установить уже невозможно).

 

ЭПРОН, Нептун-про, ГБО, сонограмма, S-102Внимательно просмотрев все сонограммы, сделанные летом, нашли несколько спорных объектов. Практически все мы обныряли, но всё-таки решили перепроверить. То, что это не носовая часть катера мы понимали, но может это и обломки катера, "потерянные" во время буксировки. Тогда можно установить направление буксировки и сузить район поиска. Если же работать методом "кругового поиска" - когда лодка, по спирали, идёт от центра всё время расширяя круг обследования, то придётся обследовать десятки квадратных километров. Ведь мы даже не знаем, какое время и на какой скорости осуществлялась буксировка.

 

   Всё это вынудило нас предпринять ещё одну "вылазку" к месту гибели шнелльбота. Ехать решили в первых числах октября. На море это "бархатный сезон" и по статистике погода стоит летняя, а шторма до конца октября в этих местах редки.

ЭПРОН, Нептун-про, лодки на берегуТ.к. время уже "неотпускное" разместиться решили практически на пляже п. Волна. И к объекту ближе и блага цивилизации "под боком".

Место стоянки прямо «под рыбаками». Кстати они теперь наши друзья на века! Мы помогли им восстановить «ставок» (не знаю, как это точно называется) и у них началась путина. До этого они сидели на берегу без рыбы, перебирали и латали сети.

 

ЭПРОН, Нептун-про, лодки уходят на объект, штормКоманда у нас подобралась рабочая и одержимая целью найти носовую часть катера. В экспедиции приняло участие 8 человек. Семеро аквалангистов и один человек из технического персонала.

 

По обеспечению экспедиционным оборудованием эта экспедиция превзошла все двадцать три предыдущие! Судите сами: на 7 ныряльщиков - 3 лодки (клубную не стали брать), 2 компрессора, 4 GPS, 1 ГБО, 2 эхолота, 2 генератора, 3 ноутбука, 12 баллонов... Кастрюли и т.п. не относящееся напрямую к погружениям перечислять не буду, но их тоже было в достатке...

 

ЭПРОН, Нептун-про, Андрей Ершов у компрессора, забивает баллоны воздухом, генераторИтак экспедиция началась! Сразу стало понятно, что погода ждала нас далеко не южная, на каждого ныряльщика по 1 градусу "жары" (т.е. всего 7 градусов).Шторм был постоянно около 5-ти баллов! Укачивало всех без исключения. Особенно тяжело досталось операторам ГБО. Им приходилось, не отрывать глаз от экрана сонара, чтобы не пропустить мало-мальски интересный предмет на дне. Естественно это прямой путь к "морской болезни". Единственно, место нашей стоянки было закрыто от штормов и ветра м. Железный рог и Панагия. Потому выход в море был несложным.

 

Но большая волна и "морская болезнь" не самое трагичное в нашей ситуации. Плохо было то, что на большой волне качество поиска снижается в разы! На такой волне могли объект, или пропустить, или «скользнуть» вдоль него. Да и под водой ситуация была не лучше - видимость 1 - 2 метра!

 

Хоть погода и подкачала, но найдены ещё несколько фрагментов набора и механизмов катера. По их привязке к схеме разрушения, можно подтвердить версию подрыва катера на мине (взрыв шёл снизу-вверх и ""веер" обломков летел вверх-назад). При торпедном взрыве картина была бы немного другая.

 

Проработали в море мы пять дней (эту поездку планировали уложить в одну неделю) не пропустив ни одного дня. Хоть шторм нам досадил по-полной, но всё-таки мы не пропустили ни одного дня работы в море. В день отъезда погода стала приходить в норму. Местные сказали, что за всё время не помят такой погоды в это время.

 

ЭПРОН, Нептун-про, Буксир "Питер"О силе шторма можно судить по трагическому случаю, произошедшему сразу после нашего отъезда, когда в ночь на 11 октября затонул сухогруз «Василий». Сигнал SOS экипаж подал на входе в Керченский пролив со стороны Черного моря (в нескольких километрах от места наших погружений). Судно везло металлолом из Одессы в Грузию. На борту судна находились 13 членов экипажа. На момент аварии температура морской воды составляла 14 градусов при волнении моря 3,5 - 4 балла. Моряки находились на спасательных плотах, из них двое подняты на борт буксира «Дон», шесть человек на борт судна «Питер» и один на буксир «Бора». Один из буксиров - "Питер" базируется на тольяттинский терминал, откуда и выдвинулся на спасение моряков. Молодцы парни!

 

Если учитывать, что произошло это через два дня после завершения экспедиции и погода уже стала "налаживаться", то представьте в какой шторм, пришлось поработать нам! Но спасибо богу морей - задачу мы выполнили и целыми, и невредимыми вернулись домой.

Д.С.А.©

 

Видеоматериал об экспедиции (автор В.Кураев)

Экспедиции

«ВПК ЭПРОН» © 2015