Грязь, лед, костер под дождем и славная компания.

Все начиналось, как нельзя лучше. Несмотря на мою торопливость (в спешке забыл телефон, и пришлось возвращаться) мы выехали на час позже (ключевое слово ВЫЕХАЛИ). Мчались мы весело и задорно, а плевать мы хотели на темень, слякоть и дождь. Шли мы в три машины, ведущим был Серега Филичев. С JPSовской точностью он засусанил нас в Мирный. Оказалось, что нам туда не надо, и мы с энтузиазмом покинули сей мирный населенный пункт. И через пару часов, грязное поле и неухоженный лес мы были на месте. Автомобиль «Волга», за неприспособленностью езды вне асфальта, был нами оставлен, в какой то степной деревеньке, поэтому бескрайние поля и заснеженные леса мы бороздили на Kia Sportage и Шеви Ниве.

   Местные жители на всех наших редких остановках травили байки о том, что все водоемы у них замерзли и три дня назад выпал снег в 200 миллиметров , но притом, что в наличии было его не больше 50 мм , фольклор всерьез нами был не принят.

Река Кинель нас встретила зеленоватой прохладой, надежно вставшего льда. Но одержимое упорство российских водолазов привело наш, уже сплачивающийся коллектив, к «островкам» открытой воды. Куда, собственно, все и ломанулись.

 

   Вина за обледенение реки, единогласно, была возложена на Витю Булдынского, т.к. эта поездка, больше чем на неделю, была отложена из-за его занятости.

 

Наша компания разделилась на три части:

первая – Андрей Шубенин и Эдуард Чирко взяли на себя функцию добытчиков, и, вооружившись задержкой дыхания ринулись за рыбой;

 

   вторая – Александр Кузенный и Сергей Филичев взяли функцию подстраховки, и, вооружившись аквалангами ринулись за безопасностью добытчиков;

 

  третья – Андрей Шляга и Валерий Иваненко взяли функцию обеспечения дровами, костром и общей безопасностью, вооружившись топором и видеокамерой ринулись на построение инфраструктуры

 

   Из четверки подводников, а в большей части подлёдников, компас был только у Александра. Думаю, что все поняли, кто там заблудился. Но Сашка не отчаивался, стал реализовывать одну за другой спасительные идеи. Первая заключалась в том, чтобы водолазным ножом проковырять отверстие во льду, высунуть в него трубку и протрубить на весь Кинель-Черкасский район о своем одиночестве. Вторая идея заключались в том, чтобы перестать пялиться на компас, что его и вывело на открытую воду. Больше инцидентов не было, только Андрей оставил трубку в цепких руках разбушевавшейся подводной коряги, но загубник остался, через который он и продолжал дышать до самого обеда.

 

   Рыба была добыта в количестве двух хороших язей (один крупней другого) и двух налимов – маленького и, ну – очень - маленького. Вина за скромное количество добычи была возложена на Саньку, не доевшего сома с прошлой охоты. Ответственность свою он не отрицал, но подводными былями, рассказанными под ушицу и жареную рыбку, он добыл себе прощение. Уха была чудная, а жарёха прекрасная.

 

   С набитыми животами мы попрыгали в машины и отправились в обратную дорогу, которая проходила мирно и спокойно даже после отказа у Sportage переднего моста выполнять свои функции. Эдик уверенно управлял своим уже заднеприводным автомобилем, а Андрюха с Санькой и Серегой в летней обуви по щиколотку и в грязище по колено толкали его на встречу Шниве. Шевик с гордым достоинством дотянул всю эту компанию до надежной посадки Kia задним мостом на грунт и вручил эстафету трактору.

 

 «Беларусь», оставшиеся 70 метров до асфальта, бережно и нежно провела машину с Эдиком по безбрежным волнам местной грязюки. Когда ребята смыли с ног все лишнее в неглубоких лужицах мы, уже по асфальту, прошуршали до «Волги».

Перегрузив вещи в ГАЗ-24 и допив весь кофе (по новым нормам – всё кофе) продолжили наше возвращение, которое прошло без неожиданностей, по плану. Серега организовал нам экскурсию по ночному Красному Яру, и мы через 100 км и одну остановку в туалет уже были дома.

Грязь, лед, костер под дождем и славная компания, поверьте, ни чем не лучше телевизора с пивом и раками, но дома трудно доказать экспериментальным путем теорию о том, что водолаз зимой снаряжается в 2 раза быстрее, чем летом.

Валерий Иваненко

comments powered by HyperComments

НП ВПК ЭПРОН © 2015