Десантная баржа «Болиндер №4»

ГлавнаяОбъектыДесантная баржа «Болиндер №4»

Фрагменты конструкции баржи были обнаружены клубом весной 2008 года в прибрежной зоне Южной Озерейки — месте высадки десанта в феврале 1943г.

Обломки металлических конструкций, развал балок, механизмов. По дну разбросаны листы корпуса и его набора. Отдельно лежат фрагменты аппарели с лебёдкой и тросами. Глубина до дна от 3 до 7 метров. Возвышение над грунтом минимальное — до одного метра.

Использовалась в качестве высадочного средства — перевозила на своём борту танки M3A1 STUART Подучила повреждения от артиллерийского огня румынской батареи и впоследствии затонула.

Глубина около 4-х метров. Конечно, в послевоенный период саму баржу удалили с пляжа, но мелкими обломками никто заниматься не стал и они до сих пор остаются на дне. Как напоминание нам о событиях тех лет. Помимо конструкций десантного корабля были найдены явно «сухопутные» находки.

Болиндер

Историческая справка:

cinema 2
Крейсер «Красный Кавказ»

В декабре 1942 года, противник занял оборону на Таманском полуострове. Советское командование приняло решение нанести удар с суши и с моря. Для предстоящего десанта выделили три бригады морских пехотинцев, отдельный 562-й танковый батальон и линейные корабли Черноморского флота, призванные огнем поддержать высадку с моря.

48007476
Танк М3л (лёгкий)

    В ночь на 4 февраля в море вышли корабли с десантом. Морских пехотинцев разместили на сторожевых катерах и эсминцах. Под танки выделили три «болиндера», обычные мелкосидящие баржи, построенные в России еще до революции. На баржи загрузили 30 американских М3А1 «Генерал Стюарт», поставлявшихся к нам по ленд-лизу и три грузовика с боеприпасами.

05bac24fce85

С самого начала десант пошёл не так, как задумывалось. Начался шторм. Баржи то и дело обрывали буксирные концы, колонна кораблей растянулась на несколько километров.

‘Красный Кавказ’ ведёт огонь по вражеским позициям    Подошедшие к месту высадки крейсеры «Красный Крым» и «Красный Кавказ» в условленное время нанесли массированный артиллерийский удар по Озерейскому пляжу. Снаряды разрушили большинство пулеметных «гнезд»‘Красный Крым’ под огнём береговой артиллерии противникаи подавили румынскую батарею. Но запоздавшие тральщики начали высаживать первую группу десанта лишь спустя час после огневого налета. За это время немцы подтянули свои силы к берегу и открыли ураганный огонь по десанту.

desant4b

     Первым был потоплен головной катер «СКА-051» с десантом. Через пять минут погиб тральщик «Геленджик» и шедший за ним «болиндер» № 2. Около 300 моряков и танкистов оказались в ледяной воде. Кое-кто сумел добраться до мелководья, но большинство, увы, нет.  

desant5b

Несмотря на сильное противодействие с берега, «болиндер» № 4 продолжал приближаться к пляжу. До суши оставалось около 100 метров, когда «болиндер» налетел на установленный на малой глубине стальной еж. Вода поступала в трюм, и вскоре судно село на грунт. Но, глубина, не препятствовала высадке танков, которые стали съезжать в воду. Неподвижный «болиндер» загорелся, взорвались боеприпасы. До этого момента по сходням успело съехать 8 танков.

5b42587de85d

   Последним к месту событий подошел опоздавший на час «болиндер» № 6. Баржа, получив прямое попадание, всё же подошла к берегу. Однако и здесь удалось выгрузить только четыре танка. Вражеские орудия, подорвали «болиндер». Имел попадания и буксир «СП-19».

   Через полтора часа на берегу находилось чуть более 1200 десантников и 12 танков. Руководители приказали прекратить высадку десанта иотходить от берега. Но высадившиеся десантники, продолжали сражаться. Они разделили танки на две группы. Одна пошла в обход бьющей из-за холма минометной батареи. А вторая стремительным броском через речное ущелье вышла в тыл гитлеровцам. Фашисты, решившие, что их окружают, взорвали оба своих орудиях и отступили. К 8 часам утра десантники заняли деревню Озерейка. Сообщить об этом начальству было невозможно — все рации были разбиты. Наступление развивалось дальше. К первоначальной цели десанта — селу Глебовка.

    

b4cfccds 1920

Вскоре на «ничейный» пляж вернулись румыны. Вид подбитых танков породил слух, что высадилась бригада английских диверсантов. Немцы перебросили к месту высадки танковую часть и горнострелковый полк — которые планировали задействовать против отвлекающего десанта на «Малой Земле» (под Новороссийском под командой Льва Куникова высадились всего 300 человек). Получив время на передышку, «куниковцы» смогли удержать свой плацдарм, сыгравший затем огромную роль при освобождении Новороссийска. Но этот успех был оплачен сотнями жизней десантников Южной Озерейки.

    Утром к вновь занятому румынами берегу подошли два сторожевых катера. Признаков десанта не обнаружили и, обстрелянные новой немецкой батареей, отошли. Адмирал Октябрьский посчитал десант погибшим и сообщил об этом в Москву.

27 20090408133257

А «погибшие» десантники продолжали теснить врага. Под Глебовкой наши танкисты потеряли пять своих машин, но сожгли восемь гитлеровских танков. Десантники в сумерках ворвались в Глебовку. С захваченной у гитлеровцев рации Кузьмин доложил в штаб, что задание выполнено, десант закрепился в селе, но у него осталось лишь 800 бойцов и 7 исправных танков. То, что десант достиг Глебовки — подтвердила и авиаразведка. Но адмирал Октябрьский (это одна из самых противоречивых фигур Великой Отечественной войны) упорно продолжал настаивать на том, что десантники погибли. Ведь признай он обратное, его компетентность военачальника ставилась бы под большое сомнение.

    Почти весь следующий день, десантники отбивали атаки врага. Танкисты с погибших машин,влились в состав пехотных подразделений. Около 14 часов дня из Глебовки была отправлена последняя радиограмма: «Уничтожено 300 гитлеровцев. Вражеские танки прорвались с севера. Умираем, но не сдаемся».

    Израсходовав все боеприпасы, десантники уже не могли продолжать сопротивление. Из немецких архивных источников известно, что под Южной Озерейкой и в Глебовке были убиты 730 советских солдат и моряков. Еще 540 попали в плен. Но сдавались не все. Две группы десантников пошли на прорыв. Из первой прорвались пять моряков. Из второй, что шла на соединение с партизанами, около 30. Это было все, что осталось от Южно-Озерейского десанта. Ставшего одной из самых трагических, но в то же время и героических страниц минувшей войны.


Болиндер
«Болиндер»
M3A1 Stuart Osereika Bolinder Front small
Bolinder
  • Водоизмещение 255 т.
  • Размерения 45.7 х 7.2 х 1.2 м.
  • 2 ДВС, 100 л.с.
  • Скорость 5.5 узла.
  • Экипаж 9 чел.

    Бывшие десантные баржи Военного ведомства. Построены в 1915 — 1916 г. (завод «Руссуд», г. Николаев). Во время Великой Отечественной войны принадлежали различным гражданским ведомствам и в состав ВМФ формально не входили. Использовались как несамоходные плавсредства.

     Болиндерами называли судовые двухтактные двигатели внутреннего сгорания. Работал такой двигатель на тяжелых сортах топлива и запускался при помощи особого запального шара. Само же название происходит от шведской фирмы производителя — ‘Болиндер’, которая выпускала двигатели мощностью до 432 кВт. Впоследствии подобное производство было налажено и в других странах, в том числе и в России.

    Двигатель дал наименования отдельным видам судов, на которых он устанавливался.


берег Южной Озерейки с разбитыми танками
итог десанта на Южную Озерейку — разбитые танки МЗА1 и «Болиндеры» (на переднем плане №6, на заднем №2)

Между остатками конструкций десантной баржи по дну разбросаны фрагменты танков, которые не смогли сойти на берег и были уничтожены вместе с «Болиндером №4».


 ДЕЙСТВИЯ 563-го ОТДЕЛЬНОГО ТАНКОВОГО БАТАЛЬОНА В ДЕСАНТЕ В ЮЖНОЙ ОЗЕРЕЕВКЕ.

танки стюарт
Танки М3л на Болиндере №6 на заднем плане Болиндер №2

ДЕЙСТВИЯ 563-го ОТДЕЛЬНОГО ТАНКОВОГО БАТАЛЬОНА В ДЕСАНТЕ В ЮЖНОЙ ОЗЕРЕЕВКЕ.

563-й отдельный танковый батальон был сформирован согласно приказу командующего Закавказским фронтом 24 августа 1942 г. в городе Сумгаите. Батальон, которым командовал капитан Борачук, был укомплектован американскими танками М-3 Стюард. (16 шт.) и М-3Л (14 шт.). Свой первый бой батальон принял в районе железнодорожной станции Терек в начале октября 1942 г., находясь в оперативном подчинении Северной группы войск Закавказского фронта. Здесь, попав в танковую засаду, в течение нескольких минут была полностью выведена из строя 1-я рота в составе 8 танков. Когда противник в районе Нальчика перешел в наступление, танки батальона мелкими группами поддерживали оборону. В этих боях батальон потерял все оставшиеся танки и убыл на укомплектование в г.Сумгаит.

С 4 января 1943 г. 563-й отдельный танковый батальон, которым командовал уже капитан А.П. Илларионов, укомплектованный 30 танками М-3Л, входил в состав Черноморской группы войск. С 27.01.1943 г. батальон перешел в оперативное подчинение командиру 255-й Краснознаменной бригады морской пехоты. В поименном списке батальона на 5.01.1943 г. значатся:

  • командование – 5 человек (командир капитан А.П. Илларионов, зам командира капитан И.М. Агеев, зам командира по политчасти капитан М.А. Братнис);
  • штаб – 5 человек;
  • техническая часть – 4 человека;
  • партийный аппарат – 2 человека;
  • взвод управления – 8 человек;
  • 1-я рота – 38 человек (командир роты лейтенант А.В. Назаров);
  • 2-я рота – 31 человека (командир роты лейтенант Ф.К. Олейник);
  • 3-я рота – 31 человек (командир роты лейтенант Я. Алиев);
  • 4-я рота – 31 человек (командир роты старший лейтенант И.М. Шаповалов);
  • пункт медицинской помощи – 3 человека;
  • хозяйственное отделение – 7 человек;
  • ремонтное отделение – 8 человек;
  • отделение по ремонту оружия – 2 человека;
  • транспортное отделение – 43 человека;
  • сверх штата – 4 человека; – ВСЕГО – 222 человека.

Решение на высадку морского десанта было принято в ноябре 1942 года, и уже 19.12.1942 г. был подписан боевой приказ, согласно которому планировалось высадить в Южной Озерейке морской десант в составе 255-й и 83-й бригад, танкового и пулеметного батальонов. 47-й армии ставилась задача во взаимодействии с Черноморским флотом уничтожить новороссийскую группировку противника.

схема десанта на озерейку

В боевом приказе №0054, подписанном 3.02.1943 г. полковником А.С. Потаповым, сказано: «255-я бригада морской пехоты, высадившись в долине реки Озерейки, имеет задачей к исходу 4.02.43 г. овладеть рубежом: безымянная высота 1 км восточнее Васильевки, перевал 1.5 км северо-восточнее Васильевки, высота 209.0, в готовности в дальнейшем наступать на 8-ю щель».

Танкистам ставилась следующая задача: «563-й ОТБ с танковым десантом, стремительно выдвигаясь вдоль дороги Южная Озерейка – Глебовка – Васильевка, во взаимодействии с воздушным десантом, овладевает Васильевкой и закрепляется на рубеже: перевал 1.5 км северо-восточнее Васильевки – выс. 299.6 – Васильевка. Рубеж удерживает до подхода главных сил бригады».

Роль танкового десанта отводилась морякам 142-го батальона 255-й бригады, которым командовал капитан 3-го ранга О.И. Кузьмин.
Личный состав батальона следовал к месту высадки на болиндерах 2 и 4. Такая же роль отводилась морякам-штрафникам, которыми командовал капитан С.Т. Григорьев: «613-й отдельной штрафной роте, высадившись с болиндера №6 и ТЩ «Земляк», стремительно наступать вдоль дороги Южная Озерейка – Глебовка, овладеть Глебовкой. В дальнейшем наступать вдоль дороги Глебовка – Васильевка и выйти на рубеж 1.5 км северо-восточнее Васильевки».

танки на барже
Танки М3л на борту Болиндера перед высадкой десанта

3.02.1943 г. личный состав батальона в количестве 154 человек и техника были погружены на три болиндера, на палубе каждого из которых располагалось 10 танков и 2 машины ГАЗ-АА с двумя комплектами боеприпасов и ГСМ для танков. В трюмах были размещены морские пехотинцы.

В 21.00 караван судов с десантом выступил по маршруту: бухта Геленджик – берег Южной Озерейки.

Используемый для погрузки техники и личного состава болиндер – это несамоходная баржа с плоским днищем водоизмещением 255 тонн, длиной 54.7 м. и шириной 7.1 м.
с широкой сходней в носовой части. Трюм имел размеры 30 м в длину и 6.5 м в ширину.

4 февраля 1943 г. в 03.35 к берегу у Южной Озерейки подошли пять катеров со штурмовым отрядом. Под шквальным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем противника
на берег было высажено около 200 десантников. Следом за ними к берегу двинулись болиндеры №2 и №4, болиндер №6 при переходе отстал по причине обрыва тросов.
Подход болиндеров к берегу, разгрузка с них танков и личного состава также проходила под сильным огнем.

Первым к берегу подошел болиндер, на котором старшим был заместитель командира батальона по строевой части капитан И.М. Агеев. Выгрузить удалось все 10 танков, однако два из них заглохли в результате попадания воды в моторное отделение, а один танк сгорел от прямого попадания снаряда противника на берегу.

танк разрушен
Болиндер №4

Семь исправных танков при поддержке морских пехотинцев сходу пробили оборону противника и подошли к Глебовке. Здесь были получены сведения, что Южная Озерейка вновь находится в руках противника. Тогда танки совместно с пехотой оставили окраину Глебовки и отошли 1-1.2 км. на восток, заняв круговую оборону.

Было послано 4 танка с задачей овладеть Южной Озерейкой, но это уже не удалось. Танкисты вместе с морскими пехотинцами на протяжении дня вели бой с противником, нанеся последнему большие потери. Однако и у десантников были потери, а в результате артиллерийского огня было подбито и сожжено 4 наших танка.

Большим недостатком стало то, что у танкистов отсутствовали осколочные снаряды, и это не давало возможности подавить огонь артиллерии и живую силу противника.

К исходу дня 4.02.43 г. была установлена связь с нашей авиацией. С самолетов были сброшены листовки следующего содержания:
«Если вы бойцы Потапова, пробивайтесь в Мысхако — Станичку. В Станичке наши войска. 4.02.43 г. Комфлотом».

В ночь на 5.02.43 г. командир пехотного подразделения, фамилию которого не удалось установить, отдал приказ двигаться на Станичку.
Танкисты обратились к нему с просьбой остаться до следующего дня, надеясь, что ночью подойдет подкрепление.

Поскольку новой высадки десанта не было, 5 феврадя в 2.00 был отдан приказ «на выдвижение, приведя до его начала материальную часть в негодность».
С танков было снято вооружение, и весь личный состав экипажей вместе с пехотой двинулся на восток. Связь с остальной группировкой, высаженной на берег Южной Озерейки, установлена так и не была.

Немцы еще не подтянули к месту высадки все резервы, и 8.02.43 г. группа в 157 человек смогла выйти в район Станички.

Вторым к берегу подошел болиндер, где старшим был командир танкового батальона капитан А.П. Илларионов.

Судно было встречено огнем противника из Дотов, расположенных вдоль берега, в результате чего загорелись 3 танка и 2 колесных машины с боеприпасами.
Начал взрываться боекомплект, что привело к большим жертвам среди личного состава экипажей. Снарядом разбило сходню и в ряде мест пробило корпус судна.
Болиндер буксиром не был выброшен на берег, а оставлен в 40-50 метрах от него в параллельном положении.

схема высадки десанта

И хотя большой накат волн помог потушить огонь, положение и удаленность болиндера от берега не дали возможности осуществить его разгрузку.

Материальная часть осталась не выгруженной. Личный состав батальона и десантники, неся потери, сошли на берег и заняли оборону на берегу.

баржа
Болиндер №2

согласно указаний командира 142-го батальона капитана 3-го ранга майора О.И. Кузьмина.
В отчете о проведении десантной операции, составленном командованием Черноморским флотом, записано: около 4.00 к берегу подошли десантные болиндеры №2 и №4, один из которых удачно подошел к берегу и начал высадку танков и личного состава. На втором в результате прямого попадания возник пожар, он подошел к берегу лагом, и выгрузка танков была невозможна. Через некоторое время загорелся и первый болиндер.

Последним, уже с рассветом, подошел к берегу болиндер №6, где старшим был заместитель командира батальона по политчасти капитан М.А. Брайнис.

американские танки
Болиндер №6 и танк М3л

При подходе к берегу в 100-150 метрах болиндер был брошен буксиром на произвол судьбы. По уходящему буксиру был открыт огонь, после чего тот возвратился и, дав определенную скорость болиндеру, отрубил концы. Болиндер, идя по инерции, в 30-40 метрах от берега остановился в параллельном положении к берегу.

баржа с танками
Болиндер №6

Такое положение судна не давало нормальной возможности для выгрузки танков. Несмотря на это командир батальона, принявший команду на себя, приказал начать разгрузку танков.
Была спущена сходня в море, глубина доходила до 1.5-2 метров. Благодаря опытности водителей были выгружены все 10 танков, однако 3 танка, двигаясь по воде, заглохли ввиду попадания морской воды в цилиндры и остались на берегу. Еще два танка заглохли уже позже, завести их так и не удалось.

Однако они были использованы как огневые неподвижные точки.
Танки, которые были на ходу, курсировали вдоль переднего края обороны и своим огнем помогали пехоте отражать атаки противника.

Тяжелые оборонительные бои продолжались 4, 5, 6 февраля 1943 года. Никакого подкрепления с моря и воздуха не поступало.

Видя безвыходное положение, командир 142-го батальона капитан 3-го ранга О.И. Кузьмин отдал приказ: исправную материальную часть привести в негодность, экипажи вооружить танковым оружием. Приблизительно 7.02.43 г. в 2.40 обороняемый район был оставлен, и личный состав танкового батальона, в том числе подвижные раненые,
вместе с десантниками двинулся в направлении озера Абрау.

Подойдя к совхозу Абрау-Дюрсо, группа попала под обстрел гарнизона немцев и румын, находившихся в поселке. В результате обстрела и слабого руководства личный состав был рассеян на мелкие группы (две группы по 20 человек и 5 групп по 10 человек), чтобы двигаться самостоятельно.

В некоторых группах был средний и старший командный состав, в других не было. Каждая группа двигалась по избранному маршруту к передовой линии противника на соединение с нашими частями.

Командир 142-го батальона Кузьмин последовал дальше с группой автоматчиков.
Судьба командира танкового батальона капитана А.П. Илларионова так и осталась невыясненной, но точно известно, что он руководил действиями танкистов на берегу, кроме того – в момент нахождения штаба в окружении вся штабная документация вместе с журналом боевых действий была уничтожена.

Старший лейтенант В. Клименко с небольшой группой встретил бойца из парашютно-десантной роты, с помощью которого смог в районе Гайдука уйти за перевал, а там с помощью партизан перейти линию фронта. Именно он, как старший по должности, по возвращении в часть составил довольно подробный отчет о боевых действиях
563-го ОТБ в ходе высадки десанта.

Лейтенант А.М. Ярославцев, ответственный комсомольский секретарь батальона, будучи тяжело раненым и контуженным, также смог выйти к своим. Потом — госпиталь и снова фронт.

За мужество и героизм он будет награжден орденами Красной звезды, Отечественной войны 1 и 2 степени.Судьбы остальных сложилась по разному.
Одна из групп встретила разведчиков НВМБ и была доставлена в Геленджик. Другие, кто удачно, а кто нет, пытались перейти линию фронта.

В докладе о боевой деятельности 255-й бригады морской пехоты сказано: «По докладам бойцов и командиров первого эшелона десанта, высадившиеся части в течении 4.02.43 г. овладели Южной и Северной Озерейкой, уничтожили более 600 солдат и офицеров противника, взяли много пленных и трофеев. Всего в долине реки Озерейки высаживалось личного состава – 1475 человек. Значительная часть (300-350 человек) присоединилась к партизанским отрядам и действует совместно с ними».

Болиндер
Болиндер №2

Подводя итог участия танкистов в десантной операции, можно сказать следующее. На берег высаживалось 154 человека, уже при высадке были потери в личном составе.
Было выгружено с болиндеров 20 танков из 30. По причине того, что 8 танков остались у береговой черты неподвижными, активно участвовали в боях на берегу 12 танков, хотя и оставшиеся на берегу использовались как неподвижные огневые точки. Танки действовали двумя отдельными группами: одна прорвала оборону противника и вела бои в районе Глебовки, другая – поддерживала действия десантников в Южной Озерейке и на берегу. В боях на плацдарме танкисты потеряли от огня противника 7 танков.
Уже отмечалось, что отсутствие осколочных снарядов сводило практически к нулю уничтожение живой силы противника огнем из пушек.

Несмотря на это танкисты уничтожили два орудия, одну минометную батарею, до 150 румынских и немецких солдат.

О пропавших без вести и вырвавшихся из окружения в отчете сказано следующее:

Не возвратилось из района боевых действий в расположение части:

  • среднего командного состава – 45 человек;
  • рядового и младшего нач. состава – 96 человек.

Возвратилось из района боевых действий в расположение части 13 человек из 154:

  • – среднего командного состава – 7 человек, из них в госпитале – 3 человека;
  • – рядового и младшего командного состава – 6 человек, из них в госпитале – 1 человек.

Известны фамилии вышедших из окружения офицеров 3-й роты:

  • лейтенант Я. Алиев, командир роты;
  • политрук В.И. Головизнин, зам. командира роты по политчасти;
  • лейтенант Н.И. Лызлов, командир 2-го взвода.

В отчете указаны и причины больших потерь в личном составе и технике:

  • плохая артиллерийская обработка берега;
  • сильный артиллерийский и минометный огонь противника;
  • сильное минирование берега;
  • малый участок берега, находящийся в руках морской пехоты, что затрудняло маневрирование танков.

На этом целенаправленные атаки ударных групп 1-й волны прекратились. Тут отважным русским морским пехотинцам стало ясно, что они остались одни. Группами и в одиночку они попытались прорваться через линию фронта. Находившийся северо-восточнее Новороссийска 213-й гренадерский полк остановил большинство этих групп. Когда стало ясно, что в бухте Озерейка высажен десант, стоявший в Крымской 3-й батальон 229-го полка 101-й егерской дивизии был посажен на машины, переброшен в район Новороссийска и придан 73-й пехотной дивизии. 13-я рота 229-го полка под командованием лейтенанта Вичорека 5 февраля вместе с румынами прошла из Глебовки вдоль берега. Были обнаружены только убитые, остовы танков и подбитые десантные баржи, сидящие на мели. Насчитали 620 убитых и 31 подбитый танк американского производства. На мелководье была груда военной техники. До 6 февраля было захвачено 594 пленных. Таким образом, из 1500 человек первой волны десанта стала известна судьба 1216, немногим удалось пробиться через линию фронта…


…ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ ДЕСАНТ В ЮЖНОЙ ОЗЕРЕЕВКЕ

(Tieke, Wilhelm. Kaukasus und das Öl.)

румыны на войне
Румыны у орудия

24 января 1943 года, когда уже было ясно, что главные силы немецкой 1-й танковой армии выскользнут из заготовленного кавказского кольца под Ростовом, в Ставке Верховного Главнокомандования в Кремле прошло секретное совещание, в котором приняли участие все командующие фронтами в районе Сталинграда и Кавказа. Сталин упрекнул своих командующих, что поставленные цели достигаются несвоевременно. Постоянно упоминались названия населенных пунктов Тихорецк, Батайск, Ростов. Судьба 6-й немецкой армии в Сталинграде была уже решена, зато 1-й танковой армии и 17-й армии удалось уйти из ловушки. В январе 1943 года войска левого крыла советской Черноморской группы начали выполнение плана «Море» и пошли в наступление на Новороссийск. Направление главного удара намечалось теперь не на Крымскую, а на Верхне-Баканскую. Как только этот населенный пункт будет взят, планировалось сразу же высадить в районе Озерейки дополнительные части, взять Новороссийск и продолжить наступление в глубь Таманского полуострова. Одновременно с безуспешным ударом советской 56-й армии в полосе немецкого 49-го горнострелкового корпуса в районе Абинская, Крымская в конце января — начале февраля 1943 года советская 47-я армия начала наступление на позиции немецких 9-й и 73-й пехотных дивизий северо-западнее Новороссийска. На этом участке также не удалось прорваться к Верхне-Баканской. Хотя севернее Новороссийска наступление советских войск в направлении перевала Волчьи Ворота не удалось, Сталин приказал начать выполнение его плана. Советская десантная операция была очень тщательно подготовлена. Воздушная разведка обеспечила командование данными о немецкой обороне. Были подготовлены группы высадки. Все было оговорено и отработано до мельчайшей детали. Удалось ли обеспечить внезапность? В ночь на 31 января 1943 года советский крейсер «Ворошилов» и три эсминца обстреляли немецкие позиции в районе Новороссийска. Что это было? Отвлекающий маневр? Советская сторона соблюдала радиотишину. Вот это была загадка для немецких штабов! Командующий 17-й армией генерал-полковник Руофф не верил в возможность высадки десанта в близком от фронта районе и объявил «1-ю степень готовности» для Крыма и частей береговой охраны от Анапы до Тамани. Ему приходилось считаться с тем, что его армия может быть отрезана от Керченского пролива. Еще в 20.00 3 февраля 1943 года командир 789-го дивизиона береговой артиллерии, расположенного у бухты в Озерейке, майор доктор Ламайер позвонил в штаб 17-й армии в Славянскую и доложил о своих опасениях по поводу предстоящего десанта в районе бухты Озерейка. Они основывались на усиленном ведении противником морской и воздушной разведки в этом районе. Какой предусмотрительный командир не сделает что-нибудь в этом роде заранее? Штаб армии, куда стекалось много подобных сообщений, как никогда был озадачен вероятным ударом противника в направлении Керченского пролива. Командир 73-й пехотной дивизии генерал фон Бюнау и его начальник артиллерии полковник Песльмюллер, отвечавшие за район Новороссийска, тоже были склонны думать, что советские войска будут высаживаться поблизости от линии фронта. Ежедневные учения и тренировки пугающе показали слабость обороны. Для охраны побережья были выделены дополнительные орудия. Разгадывание загадок продолжалось! В ночь на 4 февраля 1943 года советский эсминец «Бойкий» и четыре охотника обстреляли порт в Анапе. Четыре торпедных катера время от времени появлялись у мыса Железный Рог. Может быть, здесь будет высажен десант? Немецкие береговые батареи продолжали находиться в «1-й степени готовности» и не смыкали глаз. В Глебовке, в 5 километрах севернее от бухты Озерейка, штаб Ламайера среди ночи был разбужен разрывами бомб. Неужели началось? Бомбы сыпались на Озерейку, Васильевку, Борисовку и Мефодиевку. Одновременно корабельная артиллерия открыла огонь по позициям прожекторов в бухте Озерейка. Теперь у майора Ламайера не осталось никаких сомнений: русские хотят высадиться в бухте Озерейка! Она имеет ширину два километра, песчаные берега, плавно спускающиеся к воде, выход к 10-километровому ущелью, ведущему на север, по которому протекает ручей Озерейка. Берега, поросшие кустарником и отельными группами деревьев, — идеальная местность для высадки десанта. Майор Ламайер обзвонил по телефону батареи своего дивизиона. — На 3-й батарее 789-го артиллерийского дивизиона береговой артиллерии все в порядке! — доложил командир батареи обер-лейтенант Хольсхерман. Передовой наблюдатель лейтенант Крайпе сообщил: — С моря ведет обстрел тяжелая корабельная артиллерия. Из-за темноты можно различить лишь вспышки выстрелов. Третья батарея располагалась на половине высоты Глебовской горы, сектор обстрела имела великолепный. Перед ней в кустарнике были установлены в качестве усиления две 105-мм гаубицы обер-вахмистра Вагнера. Вторая батарея находилась на возвышенности у Глебовки, имела хороший сектор обстрела в сторону бухты, включая Озерейкинское ущелье и проходившую по нему дорогу. Командир батареи обер-лейтенант Мённих доложил: — На 2-й батарее все в порядке. Потерь от налета авиации и обстрела корабельной артиллерии нет! Первая батарея находилась на озере Абрау и тоже занимала прекрасную позицию. Командир батареи обер-лейтенант Керлер доложил: — Все в порядке! Ламайер позвонил командиру 5-й роты румынского 38-го полка капитану Николаи. Его рота располагалась на берегу перед позицией береговой артиллерии. Николаи доложил: — Некоторые опорные пункты не отвечают. Огнем тяжелых корабельных орудий порваны проволочные заграждения на берегу и разбиты позиции. Майор Ламайер позвонил генералу фон Бюнау. Они сошлись во мнении, что в Озерейке будет высажен десант противника. Но в штабе корпуса, куда позвонил фон Бюнау, разделяли мнение командующего 17-й армией: «Если и десант, то под Анапой или у Керченского пролива». После артиллерийского обстрела берега бухты Озерейка командование советского десанта решило, что немецко-румынская оборона сломлена. Но, кроме легких румынских батарей и ложных позиций артиллерии, ничего повреждено не было. Все пушечные батареи 789-го артиллерийского дивизиона были исправны. В это время командиры батарей и передовые наблюдатели через ночные бинокли вглядывались в водную поверхность бухты. До получения приказа все орудия молчали. Немцы тоже видели во внезапности ключ к успеху обороны. Около 2.00 огонь был перенесен в глубь суши. Ночь была непроглядной. В ней удалось рассмотреть семафорные сигналы переговоров между крупными кораблями группы прикрытия. Вперед пошла первая волна: 2 эсминца, 3 канонерки, 5 тральщиков, 1-й дивизион сторожевых катеров. Десантные катера и два крупных парома с американскими танками типа «Стюарт», «Ли» и «Грант» приблизились к берегу. На кораблях первой волны внимание напряжено до предела. И никакой обороны! Неужели оборонительные позиции немцев и румын на берегу уничтожены корабельной артиллерией?

У немецких батарей давно уже не было связи со штабом дивизиона — телефонные провода были перебиты. Но командиры батарей и сами знали, что надо делать, а румыны капитана Николаи, пережившие адский огонь, вылезали из укрытий и готовили оружие к бою. Словно палец привидения, луч света прожектора внезапно уперся в море. Повсюду стали видны темные силуэты десантных кораблей. И тут дали залп немецкие орудия! Снова и снова лейтенант Крайпе приказывал зажечь прожектора 3-й батареи, и каждый раз четыре пушки и две 105-мм гаубицы обер-вахмистра Вагнера посылали свои снаряды в направлении десантного флота. Гремели взрывы, отмечались попадания, канониры лихорадочно работали. Несмотря на шквальный огонь, первые десантные корабли подошли к суше, и по мелководью морская пехота пошла к берегу. Орудия обер-вахмистра Вагнера открыли огонь по берегу. Первые подразделения 83-й и 255-й бригад морской пехоты, а также 165-я стрелковая бригада подошли к берегу и попали под огонь румын. Танковая десантная баржа получила попадание и затонула.

Болиндер
Болиндер №4

Вторая баржа начала десантировать танки преждевременно. Вода попала в выхлопные трубы, двигатели танков заглохли. Все! Лишь немногие десантники добрались до берега и вступили в бой. Остальные десантные корабли повернули назад. Некоторые были оттеснены к узкой полосе крутого берега, где их уничтожили обороняющиеся. Два сторожевика 1-го дивизиона, шедшие в первой волне, попали на мины и затонули. Тем временем бой на берегу бухты распался на множество мелких очагов. Орудия обер-вахмистра Вагнера и румынская батарея были потеряны. Орудия майора Ламайера, не переставая, продолжали вести огонь. Советский офицер связи в бухте Озерейка решил, что настал момент вызова главных сил десантного флота: «Плацдарм захвачен, нужно подкрепление!» С большой тревогой командир десантного соединения контр-адмирал Басистый на своем флагманском корабле ждал этого сигнала. Но прежде чем десантное соединение подойдет к берегу, пройдет целый час, и наступит рассвет!

Болиндер
Болиндер №2

В 4.15, точно по плану, вице-адмирал Владимирский с большими кораблями группы прикрытия ушел в открытое море. Когда стало достаточно светло, немецкие батареи скорректировали свой огонь и привели десантную флотилию в замешательство. Многие транспорты получили попадания и затонули. В решающий момент не оказалось огневой поддержки со стороны крейсеров «Красный Крым» и «Красный Кавказ», лидера «Харьков», эсминцев «Беспощадный» и «Сообразительный». К тому времени уже рассвело, и немецкая артиллерия усилила огонь. Поэтому корабли с главными силами десанта вынуждены были возвратиться к местам базирования, не выполнив свою задачу. Таким образом, момент внезапности был потерян». Первая волна десанта пыталась закрепиться на суше. Ударные отряды советской морской пехоты дрались как черти. Утром 4 февраля один из них с тремя танками американского производства вышел к Глебовке и штурмовал позицию румынских минометов. В ходе контратаки советские войска были снова отброшены. Вечером орудия 164-го резервного зенитного артиллерийского батальона и 173-го противотанкового дивизиона (73 пд) под командованием капитана Гучеры подбили шесть прорвавшихся танков противника.

Источник: https://www.drive2.ru/c/496012236351865539


Предыдущая статьяТанк М3л (М3А1 «General Stuart») из 563 отб
Следующая статьяИЛ-2 №6753 622 ШАП

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Станислав Долговhttp://epron-pro.ru/
Директор клуба и руководитель экспедиций НП ВПК "ЭПРОН". Руководитель Самарского рег.отделения "Конфедерации подводной деятельности России". "Общественный инструктор подводного спорта" ФПС, Wreck Diver SSI Куратор Кадетского курса "Гимназии №39"

Популярные статьи