Транспорт «SALZBURG» («ЗАЛЬЦБУРГ»)

ГлавнаяОбъектыТранспорт "SALZBURG" ("ЗАЛЬЦБУРГ")
Зальцбург

Судно обследовалось клубом в экспедиции 2002 года. Стоит на дне на ровном киле. В центральной части сильные разрушения. Надстроек нет. По всему дну и в трюмах много угля. Вооружения нет.

Глубина до дна 13 метров, до объекта 4,8 метра. Удаление от берега 4,2 км.

Координаты: N45 53.360 E30 19.360

SALZBURG

Сравнение потерь в крупнейших морских катастрофах (данные Википедии)

погибшие на кораблях

Информация из Википедии:

«Зальцбург» («Salzburg») — сухогруз, построенный в 1922 году в Голландии, на верфи De Groot & Van Vliet (Роттердам) под названием Slot Loevestein для голландской компании N. V. Algemeene Stoomvaart Maatschappij для перевозки бананов и пассажиров на линии Роттердам-Парамарибо.

SALZBURG
Пароход «Salzburg»

С 1924 года, после банкротства компании Algemeene Stoomvaart Maatschappij, эксплуатировался голландской компанией Wambersie & Zn. (Роттердам). С 1924 по 1939 год эксплуатировался голландской компанией Middellandsche Zeevaart Co. (Роттердам) под названием Jonge Anthony. С 1939 по 1942 год эксплуатировался немецкой компанией Schuldt H. — Flensburger Dampfer Compagnie — Ozean Dampfer A.G. (Фленсбург) под названием Salzburg (в некоторых источниках Salsburg).

В октябре 1942 года «Зальцбург» был торпедирован, предположительно, советской подводной лодкой М-118, в результате чего погибло более 2000 человек.


«Дневники войны»

Информация из официальных данных германских архивов, которые в конце войны попали в руки советских моряков и долгие годы были закрыты. Это так называемые «Дневники войны», в которых немецкое морское командование скрупулезно фиксировало все события и радиограммы, пришедшие с кораблей и судов, совершавших морские переходы и участвовавших в боевых действиях.

Jonge Jacobus
Сухогруз «Jonge Jacobus», однотипный с транспортом «Salzburg»

1 октября 1942 года. В Северо-западном районе Черного моря дует норд ост силой 5-7 баллов, поверхность моря неспокойна, чем и решаются воспользоваться немцы для перехода опасного участка пути. В 5 часов из Очакова вышел небольшой конвой, в состав которого входили немецкий транспорт «SALZBURG» валовой регистровой вместимостью 1742 брутто регистровых тонн и болгарский пароход «Царь Фердинанд» («ZАR FERDINAND») – 1994 брутто регистровых тонн – временно находившегося в эксплуатации у немецкого командования. Конечный пункт следования – район устья Дуная.

Переход до Бугаза обеспечивался охранением из четырех катерных тральщиков FR-1, FR-3, FR-9 и FR-10. Этот конвой получает неофициальное имя «Южный». Погода тем временем ухудшается, норд-ост усиливается до 7 баллов. Вследствие изменения состояния погоды и высокой волны отменен выход из Одесского порта танкера «LE PROGRESS» в сопровождении БДБ F170. Но, несмотря на это, в 9:00 приходит радиограмма: «Южный конвой Одессу прошел». Преодолевая волны и ветер, суда южного конвоя продолжали движение и в 12:40 миновали Бугаз, на траверзе которого произошла смена конвоиров. Маломореходные катерные тральщики в 13:00 укрылись в Днестровском лимане – в порту Бугаз, а в 12:35 в охранение двух транспортов выступили румынские корабли: канонерские лодки «LOCOTENENT COMMANDOR STIHI EUGEN», кратко именуемый в документах «STIHI», и «SUBLOCOTENENT GHIGULESCU KONSTANTIN» – «GHIGULESCU», а также катерный тральщик МR-7. В дальнем прикрытии конвоя над морем кружится румынский самолет разведчик.

Море все также неспокойно, конвой следует довольно близко к берегу – мелководье хоть как-то гарантирует его от атак со стороны подводных лодок.

Jonge Anthony
Сухогруз «Jonge Anthony», позднее переименованный в «Salzburg»

В 13:55 поступает очередное сообщение: «Das Geleit wird einwandfrei ubersehen». это значит, что командир конвоя вследствие хорошей видимости отчетливо видит все принадлежащие ему корабли. И вдруг, в 13:57 в точке с координатами N 45º55′ и E 30º21’5 у борта «Зальцбурга», следующего вторым, раздается взрыв. Ввысь, выше надстройки и мачт взметается столб воды. Судно торпедировано, но кем – это остается неизвестным на кораблях охранения. Столь характерного для торпедных атак того времени следа торпеды, выпущенной подводной лодкой, не видно. Волнение и зыбь скрывает все. Корабли охранения бросаются в контратаку. Но так как не замечена точка залпа и расстояние, пройденное торпедой, их бомбы глушат только рыбу. Интересно, что германский офицер связи, находившийся на борту одной из румынских канлодок и лично наблюдавший взрыв на транспорте, в рапорте говорил о том, что правого борта парохода все еще не видно, то есть он валится на пораженный борт медленно, отсюда Шай делает вывод, что торпеда была небольшого диаметра. И канонерка выходит в атаку на ПЛ на левый борт. Тем временем капитан транспорта получает от командира конвоя приказ: «Продолжать движение и выброситься на берег». Это приказание легче отдать, чем исполнить, так как поврежденный взрывом немецкий пароход, быстро заполняется водой, садится носом, и когда остается всего около полутора метров под клюзом якоря он касается грунта. Однако погружение судна в пучину при этом не останавливается. Что происходило в это время на подорванном судне представить страшно. Капитан повернул судно к берегу, за живучесть команда не боролась, и уже спустя примерно 13 минут после взрыва «Зальцбург» сел всем корпусом на грунт. Только мачты, дымовая труба и надстройка мостика погибшего судна возвышались над бушующим морем. Вода быстро заполнила твиндеки, где заточенными оказались оставшиеся в живых после взрыва военнопленные. Однако далеко не всем, кому удалось вырваться из душных твиндеков на палубу, доведется выжить… Пока на обреченном судне шла борьба тысяч людей за жизнь, по «закону конвоев» противолодочным зигзагом уходит подальше от места атаки второе судно конвоя – «Царь Фердинанд». Идет война, и законы моря о спасении попавших в бедствие заменены другими законами – уцелевший бросает погибающего. Канонерская лодка «GHIGULESCU» и катер-тральщик МR-7 уже ведут спасательные работы. Но звериное отношение к пленным проявилось и в этой трагической ситуации. В 14:15 корабли конвоя получают из штаба морских операций приказание: «Спасать сначала немецких и румынских солдат».

BV 138
Немецкий гидросамолет BV 138

В 14:20 в штаб поступает сигнал об обнаружении подводной лодки патрульным самолетом, барражирующим над морской поверхностью, этот сигнал принят и на канлодках, но происходит это в 2 милях северо-восточнее от места катастрофы. Это сообщение заставляет немецкое командование свернуть спасательные действия и, опасаясь действия в районе нескольких советских подводных лодок, принять решение – «STIHI» патрулирует место гибели судна и продолжает спасательную операцию, а МR-7 прекращает ее и следует вдогонку ушедшему на юг пароходу «Царь Фердинанд» чтобы охранять его на переходе к Сулине. Через три часа туда же направились обе канонерские лодки.

В 15:45 командир конвоя с канонерской лодки «STIHI» послал очередную радиограмму в штаб, сообщая о том, что «Зальцбург» затонул на мелководье, над водой остались лишь мачты и надстройки, а плохая погода, сильный ветер и волнение на море, а также недостаток спасательных средств сильно затрудняют проведение спасательных работ. Только после этого сообщения в 16:45 немецкие катерные тральщики FR-1, FR-3, FR-9 и FR-10 выходят из Бугаза к месту гибели судна, а в 17:32 приходит следующее сообщение, где есть такие строки: «…70 русских висят на мачтах». Если немцы особо не беспокоились о судьбах погибавших на затопленном транспорте, то румынское командованием военно-морских сил все же решило прибегнуть к помощи местных рыбаков, которые были подняты по тревоге, и посланы в море. Точное число спасенных ими неизвестно, но, несомненно, часть военнопленных были спасены рыбаками прибрежных сёл. Всего после румынских указаний до полудня 2 октября было поднято из воды еще 42 военнопленных.

В 20:00 в порт Сулина вошел болгарский пароход «Царь Фердинанд», доставивший часть спасенных, в числе которых было 13 членов экипажа «Зальцбург», 5 немцев артиллеристов-зенитчиков из расчета зенитной установки погибшего судна, 16 охранников и 133 военнопленных.

В 23:00 спасательные работы завершены, катерные тральщики FR-1, FR-3, FR-9 и FR-10 доставили в порт Бугаз еще 75 спасенных военнопленных. В записи же Адмирала Черного моря иные цифры спасенных – 16 немцев, 47 румын, около 200 пленных (цифра не окончательная). Уже подсчет по ранее показанным в документах цифрам дает 208 человек. Сколько спасли рыбаки, сколько выплыло и попало к врагу, сколько выплыло и сумело скрыться – неизвестно, и вряд ли мы это узнаем. 


Трагедия транспорта «Зальцбург»

 Через семьдесят лет проясняется трагедия транспорта «Зальцбург». Есть мотивы замалчивания гибели более двух тысяч человек(!). Появилась надежда, что одному из трех наиболее масштабных мемориалов Черного моря времен Второй мировой вскоре воздадут подобающее уважение. А прах погибших будет увековечен должным образом. 6 мая более сотни активистов вспоминали забытых пассажиров «Зальцбурга». А неутомимые дайверы снова спустились к затонувшему кораблю с памятными венками.

 Впервые о «Зальцбурге» узнал в октябре 2002 года, когда в Одессу на очередной этап поиска приехали тольяттинцы из подводного клуба «Нептун-Про» под началом Александра Елкина. «Варяги» предложили одесскому клубу подводной археологии «Наварэкс» совместную экспедицию в район села Курортное (Белгород-Днестровский р-н., Одесская обл.). Погружались на затонувшие в этом районе суда «Анкару», «Теодорик» и «Зальцбург». Суда как суда – ничего особенного. Например, «Сулина» – румынский транспорт, лежащий в Одесском заливе, сохранился гораздо лучше. Здесь же из-за малых глубин (около 15 м) затонувшие корабли штормами почти полностью сравняло с грунтом, и места кораблекрушений больше походили на свалку металлолома.

 «Проняло» нас чуть позже, когда на обратном пути мы завернули на старое кладбище рядом с селом Николаевка. Древние, вытесанные из одного куска камня кресты с румынскими и русскими фамилиями соседствовали здесь с длинными полуосыпавшимися рвами, почва в которых была буквально нашпигована человеческими костями. Вымытые дождями и выбеленные солнцем кости и косточки образовывали на красноватом глиняном фоне какой-то абстрактный и довольно жуткий орнамент.

 Летом 1942 года немецкие армии полностью захватили Крымский полуостров. В ходе военных операций около 200 тыс. бойцов и офицеров Красной армии попали в плен. Западная часть Черного моря перешла под полный контроль немцев. Намного облегчилась транспортировка сырья с оккупированных территорий Украины на европейские фабрики и заводы, где день и ночь ковалось оружие для Восточного фронта. Возросшие грузоперевозки требовали все большего количества транспорта. Немцы спешно перебрасывали на Черное море грузовые суда с Балтики и Средиземного моря. Одним из таких кораблей стал транспортный пароход «Зальцбург». Дарданеллы и Босфор он прошел в апреле 1942 года.

 Летопись «Зальцбурга»

Зальцбург

 Пароход был заложен в Нидерландах на верфи «Схеепсверфт ванн дер Гроот эн ванн Флит» (Scheepswerft van der Groot en van Vliet) и в феврале 1922 года был принят в эксплуатацию как голландский грузовой пароход «Слот Лувестейн» (Slot Loevestein). Он имел водоизмещение около 3300 тонн, а вместимость равнялась 1742 регистровым тоннам. В 1924-м судно переименовали в «Йонге Антони» (Jonge Antony), а в 1939 году оно было куплено у голладцев немецкой судовладельческой компанией из Гамбурга. Вот с этого момента пароход становится «Зальцбургом» (Salzburg). 16 мая 1941 года корабль был мобилизован и в качестве транспортного судна придан четвертому воздушному флоту Люфтваффе.

 1 октября 1942 года в 5 часов утра по берлинскому времени «Зальцбург» в составе конвоя вышел из Очакова, имея на борту груз марганцевой руды (840 тонн), пустые металлические бочки и около 2300 советских военнопленных (историк И. В. Алексеев считает, что из груза были также металлолом и неисправные боеприпасы).

 Кроме «Зальцбурга» в конвое болгарский пароход «Царь Фердинанд» (Zar Ferdinand, 1994 брт) и четыре катерных тральщика типа FR. Около 9 часов утра конвой миновал Одессу, а около часа дня в районе Бугаза произошла смена кораблей охранения. Тральщики, сопровождавшие конвой от Очакова, укрылись в Днестровском лимане, а их место в ордере заняли две румынские канонерские лодки «Локотент командор Стихи Евген» (Locotenent-Comandor Stihi Eugen) и «Сублокотент Гикулеску Ион» (Sublocotenent Ghiculescu Ion), а также немецкий катер-тральщик MR-7.

Над караваном барражировал румынский гидросамолет Cant501Z (в других источниках упоминается Arado-196), занимающийся поиском подводных лодок по маршруту движения судов. Караван шел как можно ближе к береговой черте. Командование надеялось, что малые глубины обезопасят суда конвоя от нападения советских подводных лодок.

 Непонятная атака в семибалльный шторм

После пересменки кораблей охранения прошло около часа. По правому борту показался маяк Будаки. Поверхность моря была неспокойной – судя по сводкам в тот день дул семибалльный норд-ост (около 13 м/сек). Вдруг у борта транспорта «Зальцбург», который шел вторым, прозвучал мощный взрыв. По словам очевидцев, столб воды взметнулся выше надстройки корабля. Взрыв пришелся по правому борту (со стороны берега), следа торпед из-за волнения на море с кораблей охранения никто не заметил, но на всякий случай сыграли противолодочную тревогу.

 Командир конвоя передал на «Зальцбург» приказ: следовать к берегу и выбрасываться на мель. Команда эта вряд ли была выполнима – транспорт получил огромную пробоину в районе 3-го и 4-го трюмов и быстро заполнялся водой.

Уже через 10 минут после взрыва киль корабля коснулся грунта. Лихая смерть настигла большую часть военнопленных, запертых в твиндеках трюмов. Но все-таки части заключенных удалось выбраться из западни. Они и их немецкие охранники плавали вперемежку вокруг надстройки мачт корабля, возвышавшихся над бурной морской поверхностью.

 Второй транспорт конвоя противолодочным зигзагом продолжил движение на юго-запад – по законам военного времени судам конвоя запрещалось оказывать помощь экипажам подбитых кораблей – они сами могли стать легкой мишенью для подводных лодок или самолетов противника. Спасать вызвались канонерка «Гикулеску» и тральщик MR-7. Но недолго.

 В 14.20 поступает сигнал о том, что гидросамолет обнаружил след подводной лодки и суда охранения снимаются, чтобы атаковать ее, а затем идут вдогонку оставшемуся без прикрытия пароходу «Царь Фердинанд». Большое количество людей (только военнопленные, все обнаруженные немецкие военнослужащие были подняты на борт) остались в бурном море безо всякой помощи. Вероятность того, что им удастся продержаться на воде длительное время, была ничтожно мала. Ведь большинство из них было из пехоты, призывались в армию со всей необъятной (но по большей части сухопутной) страны и, скорее всего, даже не умели плавать.

В половине шестого к месту трагедии подошли тральщики, которые перед этим сменились с охранения конвоя и отстаивались в Днестровском лимане. В посланной ими в штаб радиограмме говорилось, что они обнаружили около 70 русских, висящих на мачтах и надстройках затонувшего корабля. Кроме того румынские оккупационные власти подняли местных рыбаков, которые вышли в море и спасли еще несколько десятков красноармейцев.

 Арифметика катастрофы

 По данным немецкой стороны, в этой катастрофе погибло шесть немцев (согласно другому источнику, четыре немца и один итальянец) и около 2080 военнопленных. Вообще арифметика катастроф вещь сложная – трудно расставлять по числителям и знаменателям чьи-то жизни, но все же давайте попробуем произвести кое-какие подсчеты.

 «Царь Фердинанд» доставил в Сулину спасенных румынскими канонерскими лодками и тральщиком MR-7. Среди них значились 13 членов экипажа транспорта «Зальцбург», пять немецких артиллеристов-зенитчиков, 16 охранников и 133 военнопленных. Катера-тральщики, подошедшие к месту трагедии позднее, доставили на Бугаз еще 75 пленных, 42 человека подняли из воды рыбаки. По рассказам местных жителей, еще несколько человек добралось до берега вплавь.

 Таким образом, примерно 250 пленным удалось обмануть смерть в этой переделке. Но «костлявая» и без того собрала на «Зальцбурге» богатую жатву. По образному сравнению одного из старожилов села Большая Балабановка (нынешняя Николаевка), в следующие дни после затопления «баржи» (так местные окрестили «Зальцбург») «море стало как газета». Но поверхность его испещряли не буковки, а тела в красноармейской форме и гражданской одежде.

 Только жители Балабановки похоронили около 1200 человек. Румынские оккупационные власти пытались «рационализировать» процесс захоронения. Погибших сваливали кучей под глинистым береговым обрывом, а затем гранатами подрывали склон, вызывая оползень. Но море за несколько месяцев размыло глину, и останки пришлось перезахоронить на том же Балабановском кладбище. У некоторых из утонувших были в карманах документы – один из местных жителей Ефрем Быков ухитрился собрать 74 советских паспорта.

 Впоследствии, по доносу кого-то из односельчан, румынские жандармы отобрали у него документы. Во всяком случае, до сих пор неизвестны не только имена погибших, но даже их точное количество. И где-то в архивах военкоматов, разбросанных по всему бывшему СССР, в их пожелтевших учетных карточках по-прежнему значится «пропал без вести».

 А лодка где?

Если судьба парохода «Зальцбург» в крайней степени трагична, то история невольного «виновника» этой трагедии – подводной лодки М-118 еще и весьма загадочна.

Савин Сергей Степанович
капитан-лейтенант Савин Сергей Степанович

22 сентября 1942 года в 18.22 из Поти вышла в море М-118 под командованием капитан-лейтенанта Савина Сергея Степановича. По заранее утвержденному плану боевого похода к рассвету 25 сентября она должна была выйти на позицию № 42, расположенную между Шаганами и Бугазом, и оставаться в этом районе до 4 октября. Возвращение в базу планировалось 6 октября. В период с 24.09.1942 по 04.10.1942 в адрес подлодки было отправлено пять радиограмм. Ни на одну из них М-118 не ответила. В оговоренные сроки в базу лодка не вернулась. 21.10.1942 была официально исключена из списков флота.

 Недостаток информации всегда открывает большой простор для ее толкования. Поэтому некоторые историки высказывают версию, по которой лодка погибла в самом начале похода, даже не дойдя до своей позиции, а «Зальцбург» подорвался на плавучей мине.

 Но такое допущение можно считать крайне маловероятным – в слишком большом количестве донесений немецких и румынских военных фигурирует советская подводная лодка. Поэтому будем придерживаться общепринятой реконструкции событий.

 В оговоренные приказом сроки М-118 вышла на позицию. Командир подлодки решил применить тактику, которую уже неоднократно использовали советские подводники: залечь на дно на малой глубине и атаковать противника со стороны берега, откуда удара совсем не ждут. Так как лодка лежала без движения, то патрулирующий воздушное пространство гидросамолет ее обнаружить не смог.

 Торпедный залп тоже остался незамеченным: волнение на море полностью скрадывало пенный след, оставляемый торпедами в тихую погоду. Атака прошла безупречно – «Зальцбург» был потоплен. Настал черед последней фазы подводного боя – отход в открытое море.

Экипаж подводной лодки М-118
Экипаж подводной лодки М-118

 Здесь фактор, который раньше играл на руку подводникам, начал работать против них. Фактор этот – малая глубина. Подводная лодка начала движение и струи от винтов подняли со дна клубы ила, которые хорошо заметны с воздуха. Спустя 20 минут после подрыва транспорта пилот гидросамолета послал в штаб сообщение об обнаружении следа подводной лодки в двух милях на юго-запад от места гибели «Зальцбурга».

В это время два корабля охранения занимались спасательными работами, а один сопровождал удаляющийся пароход «Царь Фердинанд». Немецкий гидросамолет BV 138, сменивший в воздухе своего румынского коллегу, вновь обнаружил след лодки спустя 2,5 часа после катастрофы. Пилот сбросил в голову илистого шлейфа две глубинных бомбы, но никаких результатов не отметил. Подошедшие к этому месту по сигналу пилота канонерские лодки «Стихи» и «Гикулеску» сбросили еще семь глубинных бомб. Румынские моряки зафиксировали попадание: на поверхность воды всплыли деревянные обломки и пятна соляра (по другим данным – масляные пятна и обрывки обмундирования). В месте атаки был выставлен буй.

 А дальше начинается эпопея поисков М-118. Первая страница этой повести была перевернута 2 октября 1942 года, когда немецкие водолазы обследовали дно в окрестностях выставленного накануне буя. Никаких следов подлодки им обнаружить не удалось. С тех пор поиск в этом районе проводился множество раз. В послевоенные годы водолазы аварийно-спасательной службы обследовали все затонувшие суда от Скадовска до Варны, неоднократно в этом районе проводили свои изыскания суда гидрографической службы. В 70-е годы сюда выезжали экспедиции одесских, николаевских, воронежских подводников. В новом тысячелетии их эстафету принял тольяттинский подводный клуб «Нептун-Про». Но подводная лодка М-118 до сих пор не найдена.

 «Зальцбург» замалчивали сознательно?

Чем же объясняется столь долгое табу на любую информацию о «Зальцбурге»? Информацию об обстоятельствах его затопления, о погибших на нем советских военнопленных. Причем немногословность присуща как источникам бывшего Союза, так и немецким военным архивам. Можно, конечно, предположить, что в основе этого молчания лежат морально-этические вопросы. Ведь подводная лодка М-118 торпедным залпом фактически обрекла на смерть более двух тысяч своих же сограждан. И хотя в военное время такие случаи не редкость, о них стараются без необходимости не вспоминать.

 Немецкая сторона тоже в огласке не заинтересована. Ведь именно немецкое командование, получив радиограмму о затоплении «Зальцбурга», отдало приказ спасать только немецких и румынских военнослужащих. То есть обе воевавшие стороны в этом эпизоде выглядят, мягко говоря, не очень прилично. Но ведь минуло столько лет. За такой период времени любые препоны, сдерживающие информационный поток, обычно успевают обветшать и рухнуть. Но только не в этом случае.

 Все части этого уравнения легко сходятся с ответом, если подставить в него короткое редкоупотребляемое словечко «хиви». Это сокращение от немецкого hilfswilliger – желающий помочь. Так назывались «добровольные помощники» Вермахта, вербовавшиеся из военнопленных и мирного населения на оккупированных территориях. Немцы использовали хиви как на вспомогательных работах в армейских частях (конюхи, водители, подносчики снарядов, санитары, саперы, строители), так и для выполнения боевых задач (охрана автомобильных и железных дорог, борьба с партизанами, отдельные армейские части).

 Среди немецких боевых частей, сформированных из выходцев из СССР, шире всего стала известна Русская Освободительная Армия (РОА) под руководством генерала А. А. Власова. Она была сформирована в апреле 1943 года, спустя полгода после гибели «Зальцбурга», но и на момент катастрофы численность хиви в немецкой армии была немалой. По архивным данным, уже в апреле 1942 г. количество «добровольных помощников» в частях Вермахта достигало 200 тыс. человек (общая же численность советских граждан и русских эмигрантов в немецкой армии в годы Великой Отечественной доходила до 1,2 млн человек).

Если предположить что на «Зальцбурге» перевозились хиви или остарбайтеры (еще одна из малоизвестных страниц истории этой войны), тогда многое становится ясным. И малое количество охраны. И наличие советских паспортов у части пассажиров (у военнопленных их быть никак не могло). И сдержанное отношение к трагедии как с советской, так и с немецкой стороны. И равнодушие властей в вопросах «человеческого» перезахоронения жертв кораблекрушения (в СССР и хиви и остарбайтеры считались предателями Родины).

 Снова посетить «Зальцбург» удалось 9 мая 2010 года. В день 65-летия Победы во Второй мировой войне одесский подводный клуб «Кусто» организовал на затонувшем транспорте акцию памяти. Подводники возложили на гнутые листы металла, бывшие некогда корпусом парохода, траурные венки. А на свисающей из клюза толстой якорной цепи установили памятную доску.

 Это первый шаг на пути возвращения из безвестности трагедии 1 октября 1942 года в районе поселка Будаки. Ведь это одна из десяти крупнейших за всю историю мореплавания катастроф, и она должна остаться в нашей памяти. Горькая, как морская вода, и шершавая, как изъеденное красной ржавчиной корабельное железо.

Источник https://moryakukrainy.livejournal.com/432294.html

Предыдущая статьяСейнер «Труженик»
Следующая статьяБуксир «ANCARA» («АНКАРА»)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

EPRONhttp://epron-pro.ru
Центр аналитики и информации НП ВПК "ЭПРОН"

Популярные статьи