Танк М3л (М3А1 «General Stuart») из 563 отб

ГлавнаяОбъектыТанк М3л (М3А1 «General Stuart») из 563 отб

Фрагменты танка найдены клубом в 2008 году, на месте гибели «Болиндера №4», перевозившего их к месту высадки Южноозереевского десанта, в феврале 1943 года.

танки на берегу
итог десанта на Южную Озерейку — разбитые танки МЗА1 и «Болиндеры» (на переднем плане №6, на заднем №2)

Между остатками конструкций десантной баржи по дну разбросаны фрагменты танков, которые не смогли сойти на берег и были уничтожены вместе с «Болиндером №4».

Траки от гусениц, катки с резиновыми бандажами, обломки танков «М3л». Все танки с «четвёрки» были подняты после войны, но некоторые танки, в которых взорвался боекомплект, превратились в массу небольших фрагментов.


Американский танк М3А1 «General Stuart» (М3л)

М3А1 «General Stuart» (М3л)
М3А1 «General Stuart» (М3л)
  • Экипаж, чел. 4
  • Масса, кг 12 940
  • Вооружение 37-мм пушка M6,
  • 3×7,62 пулемета «Browning»
  • Боезапас 37-мм — 116 выстрелов,
  • 7,62-мм — 6400 патронов
  • Двигатель W670-9A «Continental» бензиновый, 250 л.с.
  • Макс. скорость, км/ч 58
  • Запас хода, км 113

После американской и английской армий наибольшее количество танков «Стюарт» (модификаций МЗ и МЗА1) получила Красная Армия. По программе ленд-лиза в СССР было поставлено 1232 боевые машины этого типа: 977 — в 1942 году и 255 -в 1943-м. Первые 46 «стюартов» прибыли в СССР в январе 1942-го, а последние 16 — в апреле 1943-го. В советских документах тех лет невозможно встретить ни обозначений МЗ или МЗА1, ни названия «Стюарт». В Красной Армии танк назывался МЗ «легкий», или кратко МЗл.


 ДЕЙСТВИЯ 563-го ОТДЕЛЬНОГО ТАНКОВОГО БАТАЛЬОНА В ДЕСАНТЕ В ЮЖНОЙ ОЗЕРЕЕВКЕ.

танки на барже
Танки М3л на Болиндере №6 на заднем плане Болиндер №2

ДЕЙСТВИЯ 563-го ОТДЕЛЬНОГО ТАНКОВОГО БАТАЛЬОНА В ДЕСАНТЕ В ЮЖНОЙ ОЗЕРЕЕВКЕ.

563-й отдельный танковый батальон был сформирован согласно приказу командующего Закавказским фронтом 24 августа 1942 г. в городе Сумгаите. Батальон, которым командовал капитан Борачук, был укомплектован американскими танками М-3 Стюард. (16 шт.) и М-3Л (14 шт.). Свой первый бой батальон принял в районе железнодорожной станции Терек в начале октября 1942 г., находясь в оперативном подчинении Северной группы войск Закавказского фронта. Здесь, попав в танковую засаду, в течение нескольких минут была полностью выведена из строя 1-я рота в составе 8 танков. Когда противник в районе Нальчика перешел в наступление, танки батальона мелкими группами поддерживали оборону. В этих боях батальон потерял все оставшиеся танки и убыл на укомплектование в г.Сумгаит.

С 4 января 1943 г. 563-й отдельный танковый батальон, которым командовал уже капитан А.П. Илларионов, укомплектованный 30 танками М-3Л, входил в состав Черноморской группы войск. С 27.01.1943 г. батальон перешел в оперативное подчинение командиру 255-й Краснознаменной бригады морской пехоты. В поименном списке батальона на 5.01.1943 г. значатся:

  • командование – 5 человек (командир капитан А.П. Илларионов, зам командира капитан И.М. Агеев, зам командира по политчасти капитан М.А. Братнис);
  • штаб – 5 человек;
  • техническая часть – 4 человека;
  • партийный аппарат – 2 человека;
  • взвод управления – 8 человек;
  • 1-я рота – 38 человек (командир роты лейтенант А.В. Назаров);
  • 2-я рота – 31 человека (командир роты лейтенант Ф.К. Олейник);
  • 3-я рота – 31 человек (командир роты лейтенант Я. Алиев);
  • 4-я рота – 31 человек (командир роты старший лейтенант И.М. Шаповалов);
  • пункт медицинской помощи – 3 человека;
  • хозяйственное отделение – 7 человек;
  • ремонтное отделение – 8 человек;
  • отделение по ремонту оружия – 2 человека;
  • транспортное отделение – 43 человека;
  • сверх штата – 4 человека; – ВСЕГО – 222 человека.

Решение на высадку морского десанта было принято в ноябре 1942 года, и уже 19.12.1942 г. был подписан боевой приказ, согласно которому планировалось высадить в Южной Озерейке морской десант в составе 255-й и 83-й бригад, танкового и пулеметного батальонов. 47-й армии ставилась задача во взаимодействии с Черноморским флотом уничтожить новороссийскую группировку противника.

В боевом приказе №0054, подписанном 3.02.1943 г. полковником А.С. Потаповым, сказано: «255-я бригада морской пехоты, высадившись в долине реки Озерейки, имеет задачей к исходу 4.02.43 г. овладеть рубежом: безымянная высота 1 км восточнее Васильевки, перевал 1.5 км северо-восточнее Васильевки, высота 209.0, в готовности в дальнейшем наступать на 8-ю щель».

схема карта десанта

Танкистам ставилась следующая задача: «563-й ОТБ с танковым десантом, стремительно выдвигаясь вдоль дороги Южная Озерейка – Глебовка – Васильевка, во взаимодействии с воздушным десантом, овладевает Васильевкой и закрепляется на рубеже: перевал 1.5 км северо-восточнее Васильевки – выс. 299.6 – Васильевка. Рубеж удерживает до подхода главных сил бригады».

Роль танкового десанта отводилась морякам 142-го батальона 255-й бригады, которым командовал капитан 3-го ранга О.И. Кузьмин.
Личный состав батальона следовал к месту высадки на болиндерах 2 и 4. Такая же роль отводилась морякам-штрафникам, которыми командовал капитан С.Т. Григорьев: «613-й отдельной штрафной роте, высадившись с болиндера №6 и ТЩ «Земляк», стремительно наступать вдоль дороги Южная Озерейка – Глебовка, овладеть Глебовкой. В дальнейшем наступать вдоль дороги Глебовка – Васильевка и выйти на рубеж 1.5 км северо-восточнее Васильевки».

танки на барже
Танки М3л на борту Болиндера перед высадкой десанта

3.02.1943 г. личный состав батальона в количестве 154 человек и техника были погружены на три болиндера, на палубе каждого из которых располагалось 10 танков и 2 машины ГАЗ-АА с двумя комплектами боеприпасов и ГСМ для танков. В трюмах были размещены морские пехотинцы.

В 21.00 караван судов с десантом выступил по маршруту: бухта Геленджик – берег Южной Озерейки.

Используемый для погрузки техники и личного состава болиндер – это несамоходная баржа с плоским днищем водоизмещением 255 тонн, длиной 54.7 м. и шириной 7.1 м.
с широкой сходней в носовой части. Трюм имел размеры 30 м в длину и 6.5 м в ширину.

4 февраля 1943 г. в 03.35 к берегу у Южной Озерейки подошли пять катеров со штурмовым отрядом. Под шквальным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем противника
на берег было высажено около 200 десантников. Следом за ними к берегу двинулись болиндеры №2 и №4, болиндер №6 при переходе отстал по причине обрыва тросов.
Подход болиндеров к берегу, разгрузка с них танков и личного состава также проходила под сильным огнем.

Первым к берегу подошел болиндер, на котором старшим был заместитель командира батальона по строевой части капитан И.М. Агеев. Выгрузить удалось все 10 танков, однако два из них заглохли в результате попадания воды в моторное отделение, а один танк сгорел от прямого попадания снаряда противника на берегу.

стюарты на пляже
Болиндер №4

Семь исправных танков при поддержке морских пехотинцев сходу пробили оборону противника и подошли к Глебовке. Здесь были получены сведения, что Южная Озерейка вновь находится в руках противника. Тогда танки совместно с пехотой оставили окраину Глебовки и отошли 1-1.2 км. на восток, заняв круговую оборону.

Было послано 4 танка с задачей овладеть Южной Озерейкой, но это уже не удалось. Танкисты вместе с морскими пехотинцами на протяжении дня вели бой с противником, нанеся последнему большие потери. Однако и у десантников были потери, а в результате артиллерийского огня было подбито и сожжено 4 наших танка.

Большим недостатком стало то, что у танкистов отсутствовали осколочные снаряды, и это не давало возможности подавить огонь артиллерии и живую силу противника.

К исходу дня 4.02.43 г. была установлена связь с нашей авиацией. С самолетов были сброшены листовки следующего содержания:
«Если вы бойцы Потапова, пробивайтесь в Мысхако — Станичку. В Станичке наши войска. 4.02.43 г. Комфлотом».

В ночь на 5.02.43 г. командир пехотного подразделения, фамилию которого не удалось установить, отдал приказ двигаться на Станичку.
Танкисты обратились к нему с просьбой остаться до следующего дня, надеясь, что ночью подойдет подкрепление.

Поскольку новой высадки десанта не было, 5 феврадя в 2.00 был отдан приказ «на выдвижение, приведя до его начала материальную часть в негодность».
С танков было снято вооружение, и весь личный состав экипажей вместе с пехотой двинулся на восток. Связь с остальной группировкой, высаженной на берег Южной Озерейки, установлена так и не была.

Немцы еще не подтянули к месту высадки все резервы, и 8.02.43 г. группа в 157 человек смогла выйти в район Станички.

Вторым к берегу подошел болиндер, где старшим был командир танкового батальона капитан А.П. Илларионов.

Судно было встречено огнем противника из Дотов, расположенных вдоль берега, в результате чего загорелись 3 танка и 2 колесных машины с боеприпасами.
Начал взрываться боекомплект, что привело к большим жертвам среди личного состава экипажей. Снарядом разбило сходню и в ряде мест пробило корпус судна.
Болиндер буксиром не был выброшен на берег, а оставлен в 40-50 метрах от него в параллельном положении.

схема высадки десанта у Южной Озерейки

И хотя большой накат волн помог потушить огонь, положение и удаленность болиндера от берега не дали возможности осуществить его разгрузку.

Материальная часть осталась не выгруженной. Личный состав батальона и десантники, неся потери, сошли на берег и заняли оборону на берегу.

болиндер
Болиндер №2

согласно указаний командира 142-го батальона капитана 3-го ранга майора О.И. Кузьмина.
В отчете о проведении десантной операции, составленном командованием Черноморским флотом, записано: около 4.00 к берегу подошли десантные болиндеры №2 и №4, один из которых удачно подошел к берегу и начал высадку танков и личного состава.

На втором в результате прямого попадания возник пожар, он подошел к берегу лагом, и выгрузка танков была невозможна. Через некоторое время загорелся и первый болиндер.

танковый десант
Заглохшие танки у аппарели «Болиндера №4»

Последним, уже с рассветом, подошел к берегу болиндер №6, где старшим был заместитель командира батальона по политчасти капитан М.А. Брайнис.

м3а1 Стюарт
Болиндер №6 и танк М3л

При подходе к берегу в 100-150 метрах болиндер был брошен буксиром на произвол судьбы. По уходящему буксиру был открыт огонь, после чего тот возвратился и, дав определенную скорость болиндеру, отрубил концы. Болиндер, идя по инерции, в 30-40 метрах от берега остановился в параллельном положении к берегу.

болиндер
Болиндер №6

Такое положение судна не давало нормальной возможности для выгрузки танков. Несмотря на это командир батальона, принявший команду на себя, приказал начать разгрузку танков.
Была спущена сходня в море, глубина доходила до 1.5-2 метров. Благодаря опытности водителей были выгружены все 10 танков, однако 3 танка, двигаясь по воде, заглохли ввиду попадания морской воды в цилиндры и остались на берегу. Еще два танка заглохли уже позже, завести их так и не удалось.

Однако они были использованы как огневые неподвижные точки.
Танки, которые были на ходу, курсировали вдоль переднего края обороны и своим огнем помогали пехоте отражать атаки противника.

Тяжелые оборонительные бои продолжались 4, 5, 6 февраля 1943 года. Никакого подкрепления с моря и воздуха не поступало.

Видя безвыходное положение, командир 142-го батальона капитан 3-го ранга О.И. Кузьмин отдал приказ: исправную материальную часть привести в негодность, экипажи вооружить танковым оружием. Приблизительно 7.02.43 г. в 2.40 обороняемый район был оставлен, и личный состав танкового батальона, в том числе подвижные раненые,
вместе с десантниками двинулся в направлении озера Абрау.

Подойдя к совхозу Абрау-Дюрсо, группа попала под обстрел гарнизона немцев и румын, находившихся в поселке. В результате обстрела и слабого руководства личный состав был рассеян на мелкие группы (две группы по 20 человек и 5 групп по 10 человек), чтобы двигаться самостоятельно.

В некоторых группах был средний и старший командный состав, в других не было. Каждая группа двигалась по избранному маршруту к передовой линии противника на соединение с нашими частями.

Командир 142-го батальона Кузьмин последовал дальше с группой автоматчиков.
Судьба командира танкового батальона капитана А.П. Илларионова так и осталась невыясненной, но точно известно, что он руководил действиями танкистов на берегу, кроме того – в момент нахождения штаба в окружении вся штабная документация вместе с журналом боевых действий была уничтожена.

Старший лейтенант В. Клименко с небольшой группой встретил бойца из парашютно-десантной роты, с помощью которого смог в районе Гайдука уйти за перевал, а там с помощью партизан перейти линию фронта. Именно он, как старший по должности, по возвращении в часть составил довольно подробный отчет о боевых действиях
563-го ОТБ в ходе высадки десанта.

Лейтенант А.М. Ярославцев, ответственный комсомольский секретарь батальона, будучи тяжело раненым и контуженным, также смог выйти к своим. Потом — госпиталь и снова фронт.

За мужество и героизм он будет награжден орденами Красной звезды, Отечественной войны 1 и 2 степени.Судьбы остальных сложилась по разному.
Одна из групп встретила разведчиков НВМБ и была доставлена в Геленджик. Другие, кто удачно, а кто нет, пытались перейти линию фронта.

В докладе о боевой деятельности 255-й бригады морской пехоты сказано: «По докладам бойцов и командиров первого эшелона десанта, высадившиеся части в течении 4.02.43 г. овладели Южной и Северной Озерейкой, уничтожили более 600 солдат и офицеров противника, взяли много пленных и трофеев. Всего в долине реки Озерейки высаживалось личного состава – 1475 человек. Значительная часть (300-350 человек) присоединилась к партизанским отрядам и действует совместно с ними».

болиндер
Болиндер №2

Подводя итог участия танкистов в десантной операции, можно сказать следующее. На берег высаживалось 154 человека, уже при высадке были потери в личном составе.
Было выгружено с болиндеров 20 танков из 30. По причине того, что 8 танков остались у береговой черты неподвижными, активно участвовали в боях на берегу 12 танков, хотя и оставшиеся на берегу использовались как неподвижные огневые точки. Танки действовали двумя отдельными группами: одна прорвала оборону противника и вела бои в районе Глебовки, другая – поддерживала действия десантников в Южной Озерейке и на берегу. В боях на плацдарме танкисты потеряли от огня противника 7 танков.
Уже отмечалось, что отсутствие осколочных снарядов сводило практически к нулю уничтожение живой силы противника огнем из пушек.

Несмотря на это танкисты уничтожили два орудия, одну минометную батарею, до 150 румынских и немецких солдат.

О пропавших без вести и вырвавшихся из окружения в отчете сказано следующее:

Не возвратилось из района боевых действий в расположение части:

  • среднего командного состава – 45 человек;
  • рядового и младшего нач. состава – 96 человек.

Возвратилось из района боевых действий в расположение части 13 человек из 154:

  • – среднего командного состава – 7 человек, из них в госпитале – 3 человека;
  • – рядового и младшего командного состава – 6 человек, из них в госпитале – 1 человек.

Известны фамилии вышедших из окружения офицеров 3-й роты:

  • лейтенант Я. Алиев, командир роты;
  • политрук В.И. Головизнин, зам. командира роты по политчасти;
  • лейтенант Н.И. Лызлов, командир 2-го взвода.

В отчете указаны и причины больших потерь в личном составе и технике:

  • плохая артиллерийская обработка берега;
  • сильный артиллерийский и минометный огонь противника;
  • сильное минирование берега;
  • малый участок берега, находящийся в руках морской пехоты, что затрудняло маневрирование танков.

На этом целенаправленные атаки ударных групп 1-й волны прекратились. Тут отважным русским морским пехотинцам стало ясно, что они остались одни. Группами и в одиночку они попытались прорваться через линию фронта. Находившийся северо-восточнее Новороссийска 213-й гренадерский полк остановил большинство этих групп. Когда стало ясно, что в бухте Озерейка высажен десант, стоявший в Крымской 3-й батальон 229-го полка 101-й егерской дивизии был посажен на машины, переброшен в район Новороссийска и придан 73-й пехотной дивизии. 13-я рота 229-го полка под командованием лейтенанта Вичорека 5 февраля вместе с румынами прошла из Глебовки вдоль берега. Были обнаружены только убитые, остовы танков и подбитые десантные баржи, сидящие на мели. Насчитали 620 убитых и 31 подбитый танк американского производства. На мелководье была груда военной техники. До 6 февраля было захвачено 594 пленных. Таким образом, из 1500 человек первой волны десанта стала известна судьба 1216, немногим удалось пробиться через линию фронта…


…ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ ДЕСАНТ В ЮЖНОЙ ОЗЕРЕЕВКЕ

(Tieke, Wilhelm. Kaukasus und das Öl.)

румынские артиллеристы
Румыны у орудия

24 января 1943 года, когда уже было ясно, что главные силы немецкой 1-й танковой армии выскользнут из заготовленного кавказского кольца под Ростовом, в Ставке Верховного Главнокомандования в Кремле прошло секретное совещание, в котором приняли участие все командующие фронтами в районе Сталинграда и Кавказа. Сталин упрекнул своих командующих, что поставленные цели достигаются несвоевременно. Постоянно упоминались названия населенных пунктов Тихорецк, Батайск, Ростов. Судьба 6-й немецкой армии в Сталинграде была уже решена, зато 1-й танковой армии и 17-й армии удалось уйти из ловушки. В январе 1943 года войска левого крыла советской Черноморской группы начали выполнение плана «Море» и пошли в наступление на Новороссийск. Направление главного удара намечалось теперь не на Крымскую, а на Верхне-Баканскую. Как только этот населенный пункт будет взят, планировалось сразу же высадить в районе Озерейки дополнительные части, взять Новороссийск и продолжить наступление в глубь Таманского полуострова. Одновременно с безуспешным ударом советской 56-й армии в полосе немецкого 49-го горнострелкового корпуса в районе Абинская, Крымская в конце января — начале февраля 1943 года советская 47-я армия начала наступление на позиции немецких 9-й и 73-й пехотных дивизий северо-западнее Новороссийска. На этом участке также не удалось прорваться к Верхне-Баканской. Хотя севернее Новороссийска наступление советских войск в направлении перевала Волчьи Ворота не удалось, Сталин приказал начать выполнение его плана. Советская десантная операция была очень тщательно подготовлена. Воздушная разведка обеспечила командование данными о немецкой обороне. Были подготовлены группы высадки. Все было оговорено и отработано до мельчайшей детали. Удалось ли обеспечить внезапность? В ночь на 31 января 1943 года советский крейсер «Ворошилов» и три эсминца обстреляли немецкие позиции в районе Новороссийска. Что это было? Отвлекающий маневр? Советская сторона соблюдала радиотишину. Вот это была загадка для немецких штабов! Командующий 17-й армией генерал-полковник Руофф не верил в возможность высадки десанта в близком от фронта районе и объявил «1-ю степень готовности» для Крыма и частей береговой охраны от Анапы до Тамани. Ему приходилось считаться с тем, что его армия может быть отрезана от Керченского пролива. Еще в 20.00 3 февраля 1943 года командир 789-го дивизиона береговой артиллерии, расположенного у бухты в Озерейке, майор доктор Ламайер позвонил в штаб 17-й армии в Славянскую и доложил о своих опасениях по поводу предстоящего десанта в районе бухты Озерейка. Они основывались на усиленном ведении противником морской и воздушной разведки в этом районе. Какой предусмотрительный командир не сделает что-нибудь в этом роде заранее? Штаб армии, куда стекалось много подобных сообщений, как никогда был озадачен вероятным ударом противника в направлении Керченского пролива. Командир 73-й пехотной дивизии генерал фон Бюнау и его начальник артиллерии полковник Песльмюллер, отвечавшие за район Новороссийска, тоже были склонны думать, что советские войска будут высаживаться поблизости от линии фронта. Ежедневные учения и тренировки пугающе показали слабость обороны. Для охраны побережья были выделены дополнительные орудия. Разгадывание загадок продолжалось! В ночь на 4 февраля 1943 года советский эсминец «Бойкий» и четыре охотника обстреляли порт в Анапе. Четыре торпедных катера время от времени появлялись у мыса Железный Рог. Может быть, здесь будет высажен десант? Немецкие береговые батареи продолжали находиться в «1-й степени готовности» и не смыкали глаз. В Глебовке, в 5 километрах севернее от бухты Озерейка, штаб Ламайера среди ночи был разбужен разрывами бомб. Неужели началось? Бомбы сыпались на Озерейку, Васильевку, Борисовку и Мефодиевку. Одновременно корабельная артиллерия открыла огонь по позициям прожекторов в бухте Озерейка. Теперь у майора Ламайера не осталось никаких сомнений: русские хотят высадиться в бухте Озерейка! Она имеет ширину два километра, песчаные берега, плавно спускающиеся к воде, выход к 10-километровому ущелью, ведущему на север, по которому протекает ручей Озерейка. Берега, поросшие кустарником и отельными группами деревьев, — идеальная местность для высадки десанта. Майор Ламайер обзвонил по телефону батареи своего дивизиона. — На 3-й батарее 789-го артиллерийского дивизиона береговой артиллерии все в порядке! — доложил командир батареи обер-лейтенант Хольсхерман. Передовой наблюдатель лейтенант Крайпе сообщил: — С моря ведет обстрел тяжелая корабельная артиллерия. Из-за темноты можно различить лишь вспышки выстрелов. Третья батарея располагалась на половине высоты Глебовской горы, сектор обстрела имела великолепный. Перед ней в кустарнике были установлены в качестве усиления две 105-мм гаубицы обер-вахмистра Вагнера. Вторая батарея находилась на возвышенности у Глебовки, имела хороший сектор обстрела в сторону бухты, включая Озерейкинское ущелье и проходившую по нему дорогу. Командир батареи обер-лейтенант Мённих доложил: — На 2-й батарее все в порядке. Потерь от налета авиации и обстрела корабельной артиллерии нет! Первая батарея находилась на озере Абрау и тоже занимала прекрасную позицию. Командир батареи обер-лейтенант Керлер доложил: — Все в порядке! Ламайер позвонил командиру 5-й роты румынского 38-го полка капитану Николаи. Его рота располагалась на берегу перед позицией береговой артиллерии. Николаи доложил: — Некоторые опорные пункты не отвечают. Огнем тяжелых корабельных орудий порваны проволочные заграждения на берегу и разбиты позиции. Майор Ламайер позвонил генералу фон Бюнау. Они сошлись во мнении, что в Озерейке будет высажен десант противника. Но в штабе корпуса, куда позвонил фон Бюнау, разделяли мнение командующего 17-й армией: «Если и десант, то под Анапой или у Керченского пролива». После артиллерийского обстрела берега бухты Озерейка командование советского десанта решило, что немецко-румынская оборона сломлена. Но, кроме легких румынских батарей и ложных позиций артиллерии, ничего повреждено не было. Все пушечные батареи 789-го артиллерийского дивизиона были исправны. В это время командиры батарей и передовые наблюдатели через ночные бинокли вглядывались в водную поверхность бухты. До получения приказа все орудия молчали. Немцы тоже видели во внезапности ключ к успеху обороны. Около 2.00 огонь был перенесен в глубь суши. Ночь была непроглядной. В ней удалось рассмотреть семафорные сигналы переговоров между крупными кораблями группы прикрытия. Вперед пошла первая волна: 2 эсминца, 3 канонерки, 5 тральщиков, 1-й дивизион сторожевых катеров. Десантные катера и два крупных парома с американскими танками типа «Стюарт», «Ли» и «Грант» приблизились к берегу. На кораблях первой волны внимание напряжено до предела. И никакой обороны! Неужели оборонительные позиции немцев и румын на берегу уничтожены корабельной артиллерией?

У немецких батарей давно уже не было связи со штабом дивизиона — телефонные провода были перебиты. Но командиры батарей и сами знали, что надо делать, а румыны капитана Николаи, пережившие адский огонь, вылезали из укрытий и готовили оружие к бою. Словно палец привидения, луч света прожектора внезапно уперся в море. Повсюду стали видны темные силуэты десантных кораблей. И тут дали залп немецкие орудия! Снова и снова лейтенант Крайпе приказывал зажечь прожектора 3-й батареи, и каждый раз четыре пушки и две 105-мм гаубицы обер-вахмистра Вагнера посылали свои снаряды в направлении десантного флота. Гремели взрывы, отмечались попадания, канониры лихорадочно работали. Несмотря на шквальный огонь, первые десантные корабли подошли к суше, и по мелководью морская пехота пошла к берегу. Орудия обер-вахмистра Вагнера открыли огонь по берегу. Первые подразделения 83-й и 255-й бригад морской пехоты, а также 165-я стрелковая бригада подошли к берегу и попали под огонь румын. Танковая десантная баржа получила попадание и затонула.

баржа
Болиндер №4

Вторая баржа начала десантировать танки преждевременно. Вода попала в выхлопные трубы, двигатели танков заглохли. Все! Лишь немногие десантники добрались до берега и вступили в бой. Остальные десантные корабли повернули назад. Некоторые были оттеснены к узкой полосе крутого берега, где их уничтожили обороняющиеся. Два сторожевика 1-го дивизиона, шедшие в первой волне, попали на мины и затонули. Тем временем бой на берегу бухты распался на множество мелких очагов. Орудия обер-вахмистра Вагнера и румынская батарея были потеряны. Орудия майора Ламайера, не переставая, продолжали вести огонь. Советский офицер связи в бухте Озерейка решил, что настал момент вызова главных сил десантного флота: «Плацдарм захвачен, нужно подкрепление!» С большой тревогой командир десантного соединения контр-адмирал Басистый на своем флагманском корабле ждал этого сигнала. Но прежде чем десантное соединение подойдет к берегу, пройдет целый час, и наступит рассвет!

болиндер №2
Болиндер №2

В 4.15, точно по плану, вице-адмирал Владимирский с большими кораблями группы прикрытия ушел в открытое море. Когда стало достаточно светло, немецкие батареи скорректировали свой огонь и привели десантную флотилию в замешательство. Многие транспорты получили попадания и затонули. В решающий момент не оказалось огневой поддержки со стороны крейсеров «Красный Крым» и «Красный Кавказ», лидера «Харьков», эсминцев «Беспощадный» и «Сообразительный». К тому времени уже рассвело, и немецкая артиллерия усилила огонь. Поэтому корабли с главными силами десанта вынуждены были возвратиться к местам базирования, не выполнив свою задачу. Таким образом, момент внезапности был потерян». Первая волна десанта пыталась закрепиться на суше. Ударные отряды советской морской пехоты дрались как черти. Утром 4 февраля один из них с тремя танками американского производства вышел к Глебовке и штурмовал позицию румынских минометов. В ходе контратаки советские войска были снова отброшены. Вечером орудия 164-го резервного зенитного артиллерийского батальона и 173-го противотанкового дивизиона (73 пд) под командованием капитана Гучеры подбили шесть прорвавшихся танков противника.

Источник: https://www.drive2.ru/c/496012236351865539


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Станислав Долговhttp://epron-pro.ru/
Директор клуба и руководитель экспедиций НП ВПК "ЭПРОН". Руководитель Самарского рег.отделения "Конфедерации подводной деятельности России". "Общественный инструктор подводного спорта" ФПС, Wreck Diver SSI Куратор Кадетского курса "Гимназии №39"

Популярные статьи